Остановка номер один. "Провал"... 10 страница

Глава 36

- Лен, давай я тебя провожу, - попросил Виктор, сжимая руку девушки.

- Ничего со мной не случиться, - настаивала Кулемина, открывая заднюю дверь такси, - мы же уже приехали, дальше я сама. Как буду на месте, обязательно тебе позвоню.

- Телефон с собой? – немного настороженно поинтересовался Виктор: воспоминание о той ночи не давало покоя...

- Да, - она похлопала себя по карману кофты, - а ты что сейчас будешь делать?

- Я в школе ещё не закончил дела, сегодня же соревнования, не забыла?

- И правда... Ну вот, а из-за меня даже поспать не успел... – с ноткой сожаления, она робко улыбнулась, прекрасно понимая, что о сегодняшней ночи он нисколько не жалеет.

- Поверь мне, я это переживу, - улыбнулся в ответ и поцеловал девушку в губы.

- Молодые люди, - обратился к паре таксист, - вы бы это...

- Ладно, я пойду, - сказала Ленка и, чмокнув на прощание Виктора, покинула машину.

Дождавшись, когда такси скроется за углом, она направилась в сторону больницы...

Раннее утреннее солнце только появилось на горизонте, но, к счастью блондинки, ещё не успело залить небо лучами света...

- Так, Кулёмина, главное держись! Немного осталось! - убеждала себя Лена, пытаясь подняться на семиметровую высоту по водосточной трубе. - Тааак, аккуратненько дотягиваешься ногой до карниза... Вот, умничка, - убедившись в безопасности своего положения, она быстро открыла форточку так, чтобы та не скрипела.

Оставалось дело за малым - открыть нижнюю часть окна и попасть внутрь. Скорость сейчас решающий фактор: если в туалет кто зайдет, то... и даже об этом нет времени думать! Обняв одной рукой холодную трубу, второй она полезла в карман за металлической ручкой от окна...

- Что? - она начала ощупывать все свои немногочисленные карманы, которые у неё имелись на одежде. - Неет, только не это... Как я могла её потерять?.. Чёрт! - она тряхнула головой, пытаясь взбодриться. - Кулёмина, не кисни! Некогда сейчас!

Вдох - выдох.

- Спасибо, Виктор Михалыч, за физ. подготовку!

Просунув руки в форточку и удерживаясь ими за раму, она медленно начала подниматься вверх, постоянно изворачиваясь в попытке исполнить этот трюк более быстро и качественно. Несмотря на небольшие размеры форточки, Ленка с облегчением отметила тот факт, что её бедра всё-таки пролезают через это отверстие. Перевернувшись и усевшись на оконную раму, удерживаясь в таком положении при помощи рук, которыми она держалась за раму окна, она вдруг осознала, что дальше ей просто не за что ухватиться и без точки опоры она вряд ли сможет безболезненно достичь пола...

"Чем ты думала?! Идиотина!" - усмехнулась Ленка, болтая ногами за окном. Оставалось лишь ругать себя за глупость...

Опустив одну руку и нагнувшись вниз, она стала тянуться к подоконнику. Когда её хрупкие пальчики достигли белой поверхности, дверь в туалете со скрипом распахнулась... Сердце, предчувствуя что-то плохое, начало колотиться с утроенной силой, так как в дверном проеме показался никто иной, как Кирилл. Не зная, что делать и чувствуя тебя загнанной в клетку, Лена в панике попыталась вылезти обратно на улицу, но парень был явно быстрее. В считанные секунды он преодолел расстояние до окна и запрыгнул на подоконник.

- Куда, красавица, собралась? - Кирилл грубо обхватил девушку за плечи и, спрыгивая с подоконника, стащил Кулёмину на пол.

Почувствовав под спиной холодную поверхность кафеля, она попыталась встать, но тут же была уложена на лопатки. Кирилл навалился на неё всем телом, прижимая свою жертву к полу и держа её запястья руками. Речь, больше похожая на шипение змеи, заставляла тысячи мурашек бежать по коже.

- Только не вздумай кричать! Знать не хочу, где ты, сучка, шлялась всю ночь! Сейчас быстро бегом переоделась! - поднявшись с пола, Кирилл "помог" девушке подняться, резко дернув её за руку.

- Ты что, дебил?! Больно же! – оторопело вставила Лена, потирая свою руку.

- Какие мы нежные! - через секунду в девушку уже летел пакет с вещами. - Чтобы через минуту была на месте!

Оставшись одна, Лена быстро переоделась в больничную одежду.

"Радуйся, Кулёмина, ты влипла! – оставшись наедине со своими мыслями, девушка констатировала сей факт. - Надеюсь, всё обойдется... Так! А откуда он узнал, что одежда за батареей?.. Ну уж нет! Я не отдам её обратно!" - она тут же со скоростью света вновь переоделась, оставив свою уличную одежду под больничной.

Вдох - выдох. Открыла дверь и вышла из туалета.

- Кулёмина! - девушка обернулась на голос медсестры. - Ты сколько в туалете просидела?

- Вам-то что? У Вас что, ни разу в жизни живот что ли не болел? Несварения никогда не было? – гаркнула в ответ Лена с невозмутимым выражением лица и, пока медсестра с открытым ртом обрабатывала информацию, она пошла в сторону своей палаты...

- Оксан, - Лена потрясла за плечо спящую девушку, пытаясь её разбудить, - просыпайся давай.

- Кулёмина! Сама не спишь, так другим не мешай, - отмахнулась от неё Оксана и натянула одеяло на голову.

- Может, ты и права, - тихо пробормотала Лена, расправляя свою кровать.

За последний день слишком много всего произошло, ещё двадцать четыре часа назад она и подумать не могла, что успеет оклематься от ночной пьянки с соседкой за бутылкой мартини, потом продумать с ней план побега, а, оказавшись на свободе, успеть поругаться и дважды помириться со Степновым, посетить при всём при этом школу, дом, подвал, парк...

"Матерь божья! И неужели это всё произошло за один день? Спина просто на куски рассыпается... Удивительно, что я вообще ещё на ногах стою... В парке... так и вообще... чуть не вырубилась... " - глупая, но вместе с тем милая улыбка медленно поползла по уставшему лицу... Ещё немного, и девушка погрузиться в сон...

Глава 37

Едва дыша, высокий силуэт шёл по палате прямо к намеченной цели, стараясь издавать при ходьбе как можно меньше звуков... Он хочет сделать своей жертве сюрприз...

Изящная, практически белая шея... Сильные накачанные руки... Прикосновение... Она не успела ничего понять... Слишком всё быстро произошло... Уснула... пусть не сама, но уснула... Мозг, не пытаясь противиться внешнему вмешательству, ушёл на заслуженный отдых... Сон...

Резкий запах нашатырного спирта привёл девушку в чувство... Две капли вонючей жидкости, попав в нос и поддавшись силам тяготения, казалось, просачивались в мозг. Лена тут же прокашлялась, поворачивая голову на бок... Абсолютно не понимая, где она находиться и что происходит, Кулёмина открыла глаза: прямо над её головой, стоял Кирилл, держа пипетку в руках, внутри которой, по-видимому, и находился нашатырь.

- Доооброе утро, - чуть ли не пропел парень и рассмеялся.

Только сейчас Лена заметила, в каком положении она находиться: лежит на высоком столе, её руки связаны бинтами спереди, а ноги и того хуже, согнутые в коленях и перетянутые кожаным ремнем, они были привязаны к большой железной гардеробной вешалке, многочисленные крючки которой впивались почти в самые ягодицы... Находясь в этом тёмном помещении, отдаленно напоминающим то ли раздевалку, то ли прачечную, Лена поняла, что от суда она так просто вряд ли уйдёт...

- Дорогая, ты ничего не хочешь мне рассказать? - поставив локти на стол, Кирилл опустил на руки лицо.

- Ты - моральный урод! - прохрипела Лена, не в силах что-либо сделать.

- Предупреждаю сразу, будешь кричать - пожалеешь! Поняла меня? - командным голосом сказал он.

- И чего тебе на жопе ровно не сидится? - не смотря на слабость во всем теле, Лена не смогла не съязвить, поскольку отчётливо видела, что Кирилл не совсем уверен в том, что её крик никто не услышит…

- Поняла меня я спрашиваю? - процедил со злостью сквозь зубы.

- Поняла.

- Итак, вспомним урок номер один. Что в нём говорилось? Правильно, детонька, - отвечал сам на свой вопрос, - я учил тебя тому, что не надо в мою смену отступать от правил. А ты что сделала?... Мм… Знаешь, что тебе за это сейчас будет? - спросил у девушки, проводя рукой по её ногам.

- Ты не посмеешь, урод! Попробуй только пальцем тронь! – чувствуя сотрясающий холод страха где-то в груди, Лена с силой дёрнулась, что, однако, не привело ни к какому результату, поскольку слишком уж сильно были затянуты её ноги. Девушка уже было хотела набрать кислород в лёгкие, чтобы позвать кого-нибудь на помощь, как, вдруг, Кирилл рассмеялся в голос на всё помещение.

- Ой, насмешила, не могу, - через минуту активного и неуёмного смеха он театрально вытер с глаз выступившие слёзы, - да ты, пугало, себя-то хоть в зеркало видела? Дура!

- Чего тебе надо? - тихо спросила девушка, не желая слышать ответ.

- Не поверишь! Я сам без понятия! - Кирилл с нескрываемой досадой развел руками и, достав из кармана сигареты, закурил. - Представляешь, Ленусик, не знаю, что с тобой и делать.

- Тогда, какого лешего?..

- Я на ветер слов не бросаю, - довольно улыбнулся, выпуская изо рта клубы серого дыма. - Но тебе знаешь, в чём повезло? В том, что уж больно Оксанка симпатичная, я же не хочу делать ей больно. Поэтому ликуй, ты легко отделаешься!

- Что тебе от меня надо? Я понять не могу... - Лена отчаянно, но безуспешно, пыталась ослабить ремень на своих ногах, который начинал уже натирать оголенную кожу её голеней.

- Детка, сделай мне приятно, - мягким полушепотом выдохнул Лене в лицо Кирилл и подмигнул ей, делая очередную затяжку, - поласкай мне...

- Чееего? - округлила она глаза, так и не успев дослушать его фразу, от которой за версту несло какой-то тошнотной пошлостью.

- Поражаюсь тому, какая же ты дура, - усмехнулся парень, наслаждаясь видом обескураженной девушки, которая раздражала его с каждой секундой всё сильнее и сильнее, - я говорю, поласкай мне... слух. Проси прощения. Всё просто.

Тяжело вздохнув, Ленка на время зажмурила глаза, пытаясь собраться с мыслями.

- Извини, - выдавила из себя Лена, - прости меня, я не хотела, - она решила играть по его правилам и сделала серьезное выражение лица.

- Эх, Ленусик, не выдать тебе Оскара, - с сожалением выдал Кирилл, - но, для меня сойдет. А… ты знаешь, где мы? Не утруждай свой мизерный мозг, я сам отвечу. Мы ниже, чем следовало бы, - улыбнулся он, - так что можешь даже и не кричать: в такую рань тебя всё равно никто не услышит, - в тоже самое время парень взялся руками за стол, на котором лежала Лена и начал его двигать на себя. - Расслабься и получай удовольствие, - ещё две секунды, и девушка уже висела вниз головой, привязанная за ноги к вешалке, еле касаясь пола своими волосами... Так вот зачем он привязал её…

Кровь тут же хлынула в голову, застилая глаза мерцающей темнотой. По всему телу пробежался разряд. Футболка задралась вверх, оголяя живот... Потихоньку начиналось онемение... Понимая, что долго она так не провисит, Лена попыталась сконцентрироваться и не дергаться. Изо всех сил напрягала мышцы пресса, но, в силу связанных рак, и это было бесполезно. Провисев вниз головой минут пять, она почувствовала, что начинает слабеть... А Кирилл же, напротив, в полурасслабленной позе медленно, растягивая никотиновое удовольствие, наблюдал за своей податливой жертвой. Необъяснимое чувство восторга наполняло разум оттого, что он в данный момент полностью контролирует ситуацию. С самого первого дня, когда он увидел осунувшуюся фигурку новенькой пациентки, медленно прогуливающуюся по коридору из одного конца в другой, он… невольно возненавидел её. Её внешность, прямая чёлка, сутулые плечи, ужимки, её не совсем женский голос, а главное, её бойцовская энергетика – буквально всё раздражало. Любая фраза девушки, вырванная из контекста любого её диалога с кем-либо, заставляла Кирилла внутри себя передразнить девушку…

- Может, хватит уже? - тихо спросила Лена, тяжело дыша, не в силах совладать с голосом. - Мне больно... Я ног уже не чувствую... Кажется, что вот-вот вырвет...

Нахмурив лоб, Кирилл достал из пачки ещё одну сигарету. Сев прямо перед её головой на пол, он вновь закурил.

- Ну, давай, рискни, - усмехнулся он, выдыхая ей дым прямо в лицо.

От большого давления глаза нестерпимо болели, было ощущение, что они сейчас лопнут, а всё тело будто кололо изнутри тысячами кинжалов... Казалось, что голова опухла до огромных размеров, сжимающая хватка в висках не давала покоя... Затянувшись посильней, Кирилл обхватил Ленино лицо, одной рукой зажимая ей при этом рот, и выдохнул дым прямо девушке в нос... Тут же хлынувший поток сильного кашля смешался с ручьями слез... Такой боли она ещё не знала... Медленная, но резкая. Пронизывающая до самой глубины немеющего тела... Было такое чувство, что она вот-вот умрет... Не противясь больше пьянящему головокружению, через несколько мгновений девушка отключилась...

Глава 38

Открыв глаза, Лена с облегчением для себя обнаружила, что она лежала на кровати, в своей палате. Один взгляд на часы дал понять, что подъем будет лишь через час. Втянув в себя воздух, она почувствовала тонкий запах табака... Значит, не приснилось... После всего пережитого за эту ночь, нуждающееся в отдыхе тело было разбужено внезапным и тревожным импульсом мозга, который оказался всего лишь ложной тревогой…

Дотянувшись до пола рукой, Лена вытащила из-под кровати гитару. Усевшись поудобней, она левой рукой зажала знакомые аккорды.

- Один воздух разбавляет дым сигарет... - хриплый шепот, сочетаясь с жесткими звуками шестиструнной гитары, разлетался приятной мелодией по помещению.

- Ммм, - проснулась Оксана, потирая заспанные глаза, - персональный будильник?

- Будешь шоколадку? - вдруг спросила Лена, тут же отложив гитару в сторону и доставая из тумбочки «Alpen Gold». Встретив положительный кивок сонной подруги, она продолжила. - Говорят углеводы - это быстрый источник энергии... Если это не так, то я просто помру...

- Что, переутомилась за ночь? - подколола её Оксана.

- Вообще-то да, - вздохнула блондинка, - у меня нет уже сил на то, чтобы понять, что недавно произошло... Эмоций не осталось... – отрешённо пробормотала она, запихивая в рот шоколад.

- Как всё прошло?

Лена улыбнулась, понимая, о чем её спрашивают:

- Никак. Но, тем не менее, вечер прошёл с пользой, - воспоминание о посещении подвала в какой-то степени принесло облегчение…

Буквально через четверть часа, Лена действительно почувствовала невероятный прилив сил. Впервые за последнее время она так сильно была рада Степновским шоколадкам...

Почему-то именно сейчас Лену начало беспокоить то, почему Оксана молчит по поводу своего пребывания здесь. Она всегда, незаметно для Лены уводит её от этого разговора, меняя тему. Порой ей даже казалось, что она специально где-то училась искусству «вешанья лапши на уши», эта девчонка врала не краснея, придумывая на ходу правдоподобную историю во всех красках и подробностях.

Тем не менее, Ленка чувствовала себя однозначно лучше после того, как излила своей соседке душу, начало казаться, что стало легче дышать, и за это она непременно хотела отблагодарить подругу. Вот только как это сделать, если та постоянно не хочет идти на контакт…

- Оксан, - обратилась Лена к подруге, дожевывая последнюю дольку шоколада, - а как Его звали?

- Кого? – та удивлённо приподняла брови.

- Ты поняла, - серьёзно ответила Лена.

- А какое это имеет значение?

- Просто расскажи мне, - попросила она её, - интересно всё-таки.

- А что ты хочешь от меня услышать? Что я люблю Его? Нет, этого я не скажу по одной простой причине, что, кроме сильной привязанности и благодарности, я к этому человеку больше ничего не испытывала. Там было другое… - она села напротив Кулёминой, смотря при этом куда-то в потолок.

- Ну так расскажи мне, - более требовательно попросила её блондинка, - а то я уже вообще не врубаюсь в ситуацию.

На несколько минут в помещении повисло молчание, разбиваемое приятным звоном струн гитары, которую Лена вновь держала в руках. Слабые хрупкие пальчики уверенно, но медленно и редко перебирали металлические нити в ожидании рассказа.

- Знаешь, в принципе тут и рассказывать-то нечего… Он меня любил, сильно любил. Готов был каждому прогрызть за меня глотку и неважно кто это был, простой прохожий или его родители. Он готов был за меня пойти и в огонь, и в воду. Исполнял каждый мой каприз, всегда был рядом… Я даже знаю, что он мне никогда не изменял… И всё бы было идеально, вот только не любила я его. Просто не могла себя заставить относиться к нему, как к любимому. Да, мы были с ним парой, спали вместе. По началу мне, конечно же, было приятно, что он вокруг меня бегает, но потом я уже начала уставать от его общества, стало просто неприятно проводить с ним вечера… Спору нет, он мой лучший друг, я привязалась, но…

Она ненадолго замолчала, поэтому Лена всё-таки решилась задать тот вопрос, который мучил её сознание:

- А… почему ты здесь оказалась?

- Оооо, - улыбнулась Оксана, - а это уже вообще отдельная история!... Так, не сбивай меня. Остановилась я на том, что пришла к выводу, что такие парни, как Он, на дороге не валяются, и я вряд ли когда-либо встречу в своей жизни человека, который будет хоть на половину любить меня так же сильно, как Он… Поэтому я занялась чем-то на подобии самовнушения. Втирала себе в мозги одну простую истину, что нельзя Его бросать, нельзя никогда, пока Он жив, я буду от него зависеть… Проще говоря прополоскала себе мозги, тело слушается, пока голова не начинает думать…

- Оксан, если не любишь, зачем заниматься такими глупостями? – Лена искренне не понимала позицию своей подруги. От её вот такого решения внушать себе любовь стало как-то дико.

- Сознание – такая вещь, которую очень легко обмануть… Я поиграла и доигралась… Нет, крыша не поехала, но теперь, без Него мне плохо… Физически плохо…

- Но… ты же говорила, что он… ну…

- Умер? – Лена робко кивнула головой, внутренне поражаясь тому, что Оксана говорит об этом с таким спокойствием. - Да. Так говорят, но я не верю. Меня уже однажды обманули, сказав, что он умер, а потом выяснилось, что всё было ложью, поэтому теперь я просто не могу дальше жить, не мучая себя… Если честно, мне сейчас даже всё равно умер он или нет…

Из рассказа подруги, Ленка мало что смогла понять… Лучше бы она вообще не спрашивала ничего, по крайней мере, до этого ей было понятно, что поехала у девочки крыша на почве любви. И всё! А тут оказывается выясняется, что любви нет…

- Ну, - Кулёмина попыталась наиболее правильно сформулировать свой вопрос, - в чём тогда проблема?

- Проблема в том, что порой моё тело не слушается, и я с этим ничего не могу поделать… - Оксана встала с постели и стала маленькими шагами измерять площадь комнаты, о чем-то размышляя. - Вот если бы точно знать, что Он умер…

- Если ты была Его девушкой, почему тебя на похороны не позвали?

- Меня это тоже смутило… Но все говорят… Не знаю, кому верить, - было видно, что Оксана сейчас металась от одной мысли к другой.

- Я, конечно мало чего поняла, но даже из того, что всё-таки соизволило дойти до моего, видимо, недалёкого мозга, я могу сделать вывод, что тебе надо срочно узнать, что с Ним случилось…

"Вот что мне с ней делать?.. Не могу же я её забрать... - Степнов, вновь вернувшись в школу, приводил спортзал в надлежащий порядок. - Когда она там, я за неё хоть спокоен, знаю, что она под охраной и никуда не денется... Хотя... Надо будет потом расспросить у неё, как она сбежала... Не дай Бог снова ей приспичит! Господи, - Виктор опустился на скамейку, закрывая глаза, - как же я за неё боюсь... Если с ней ещё что случиться, то, мне кажется, что я не выдержу... Просто сорвусь в пропасть... Она сильней меня... Такая маленькая, хрупкая, а сильней меня...".

- Да, - не глядя, кто звонит, ответил Виктор, нажимая на клавиатуре своего мобильного телефона кнопку с маленькой зелёной трубкой.

- Это я, - знакомый мужской голос на том конце провода тут же заставил Степнова открыть глаза.

- Новости есть?

- Когда ты сможешь подъехать? Разговор есть. Я собрал, что ты просил.

- Я хоть сейчас могу приехать, - мужчина подорвался с места и тут же направился к выходу.

- Пришлось попросить кое чьей помощи... так что - проставляй!

- Что там?

Бутылка наидорогущего коньяка - ничто. Ничто за надежду отомстить. Отомстить за разбитые мечты...

Данная глава писалась на основе моих эмоций и ощущений. То, что будет описано ниже, НЕ вымысел, как оно казалось многим. Такое случалось со мной трижды, поэтому я знаю, о чём говорю...

Глава 39

- А если я спрошу, пойдёшь со мной? - Оксана подошла к своей тумбочке и взяла с неё мобильный телефон.

- Куда? – не поняла Лена. Предыдущие сутки вымотали её сильно и голова хоть и соображала, но делала это крайне медленно…

- Хм, - усмехнулась Оксана, - к Нему. Сходишь со мной?

- Ладно, - тут же согласилась Кулёмина, явно не понимая, на что она сейчас подписалась… - хотя, я понять не могу, зачем тебе это? Неужели… не знаю… Я вообще ничего не понимаю, - выдохнула Лена, - ты же ведь Его не любишь, так?

- Так, - ответила девушка, останавливаясь посреди комнаты.

- Ты же не хочешь быть с Ним?

- Не хочу… - её плечи немного ослабли, руки опустились вниз. – Но ты не понимаешь… Мы с тобой сейчас о Нём разговариваем, а вот тут, - она сжала свой кулачок, прижимая его чуть ниже груди, между рёбер, - будто что-то колит.

- Ну, неужели это так трудно? Я тебя не понимаю… Если ты Его не любишь, если Он тебе не нужен, то надо отпустить его от себя, надо переключиться на что-то другое и просто забыть Его!

- Ты не знаешь, где это? – прошептала Оксана, протягивая мобильник вперёд, по-прежнему держа сжатую ладонь возле живота.

Лена уже было хотела взять телефон из рук своей подруги, но что-то её останавливало… А именно то, какими стали её карие глаза. Что-то не так… Явно, что девушка хотела что-то сделать, но сейчас всё происходило, как в каком-то фильме, перепичканным спецэффектами… Оксана, тихо дыша, просто замерла в той позе, в которой она находилась… Вдруг, из рук девушки выпал телефон, громко ударяясь о пол… Сделав тихий неглубокий вздох, Оксана, не опуская век, закатила глаза и стала медленно оседать на пол…

Не смотря на то, что Лена вчера видела, как Оксана проделывала нечто подобное, она тут же подорвалась со своего места, быстро подхватывая падающую на пол девушку. Обморок?..

Мышцы рук и ног начали непроизвольно сокращаться, глазные яблоки быстро передвигались из стороны в сторону… Девушка что-то бормотала… Прошло около минуты, но девушку всё ещё продолжало лихорадочно трясти. Лена уже не могла удерживать её на себе…

Взрослая, но вместе с тем такая хрупкая, девушка сейчас просто билась в немой бессознательной истерике, берущей своё начало где-то глубоко в подсознании, но имеющей безоговорочную власть над телом и мозгом.

Лена начала аккуратно опускаться с Оксаной на пол. Усадив подругу на твердую поверхность, Кулёмина с ужасом для себя отметила, что та теперь просто-напросто не дышит. Опущенная вниз голова, и девушка ослабла окончательно. Её перестало трясти, веки опустились, несвязные слова больше не срывались с её губ...

Поддерживая Оксану за плечи, Лена замерла, мысленно подсчитывая удары своего сердца, тут же соизмеряя их с секундами. Прошло несколько мгновений - Оксана начала жадно, но медленно, глотать ртом воздух, полностью опускаясь на пол. Уперевшись лбом в пол, она продолжала глубоко дышать, восполняя недостаток кислорода.

- Оксан, ты как, в порядке? - наклонилась к ней обеспокоенная Лена. - Давай я позову кого-нибудь?

- Нет, не надо, - тяжело дыша, тихо ответила та, - мне надо просто отлежаться...

- Часто с тобой такое бывает?

- Нуу... я и раньше падала в обмороки...

- Нет, - усмехнулась Лена, - это не обморок! Что угодно, но только не обморок.

- Долго меня трясло? - вдруг спросила Оксана, поворачиваясь на бок.

Кулёмина явно не ожидала услышать такой вопрос.

- Не знаю, - задумалась она, - минуты две точно... Оксан, а что это было? - спросила Лена с каким- то испугом в голосе.

- Версии есть?

- Оксан, давай я отведу тебя на кровать, - она приобняла подругу, пытаясь ей помочь встать.

- Не трогай меня, - отстранилась от неё та, - пожалуйста, не трогай...

Лена смотрела на Оксану, которая в прямом смысле слова расстелилась по полу, невольно собирая с него лицом пыль. Лена понять не могла, что с ней происходит...

- Ты... больна? - в одну секунду серо-зелёные глаза немного увлажнились. Осознание того, что эта девушка живет с такой правдой, разрывало от жалости... Возможно, Кулёмина неоднократно ошибалась, считая, что ей, Лене, повезло в этой жизни меньше...

- Нет, - прошептала Оксана, закрыв глаза, продолжая громко и глубоко дышать.

Будто камень с души упал...

- Знаешь, - Лена уселась с ней рядом, - я… много раз по телевизору видела, когда человека гипнотизируют, а потом пытаются резко вывести его из этого состояния... В общем, они падали так же, как ты... И так же, как ты закатывали глаза... Абсолютно так же само… - неожиданно для себя озвучила Лена свою версию, промелькнувшую в её голове всего минуту назад.

Оксана открыла глаза и, не скрывая удивления, воскликнула:

- Да ты, Кулёмина, у нас, оказывается мозг! Честно, не ожидала!

- Не поняла?

- Ладно, с "мозгом" я, пожалуй, переборщила, но... Ты попала в яблочко!.. Я же сказала, что пыталась внушить себе любовь...

- Ну! - не выдержав повисшего в воздухе молчания, Лена потребовала дальнейшего объяснения.

- Ты просто добила меня вопросами... Это установка, Лен, понимаешь? Ус-та-нов-ка. И ты к ней подобралась слишком близко... А, когда такое происходит, то тело вот так вот реагирует на это вмешательство...

- Оксан? - Лена зажала её запястье в своей руке, смотря на секундную стрелку своих новых часов.

- Что?

- Ты как? В смысле, что чувствуешь?

- Если коротко - сейчас помру…

- У тебя пульс тридцать шесть ударов! Причем в минуту! - забеспокоилась Лена. - Давай, я кого-нибудь позову.

- Не надо! Я же сказала тебе!.. Дай руку, - Лена несмело протянула Оксане свою ладонь, та приложила её к своей щеке. - Боооже... Какие у тебя холодные руки... Мне так жарко и душно, воздуха не хватает... Ты даже себе не представляешь, как мне плохо... Это не обморок, ничего общего нет. Это гораздо хуже. Это нельзя объяснить, можно лишь почувствовать...

- Попробуй описать.

- Когда я была без сознания, я что-то видела, это как сон, ничего не понятно, да к тому же практически темно...

- Ты бормотала что-то, - сопоставив с Оксаниными словами факты, сказала Лена.

- Я за свою жизнь неоднократно падала в обморок, но я всегда помнила, где нахожусь и, что со мной происходит. Всё было ясно... Но ЭТО!.. Ты будто уносишься в другое измерение, забывая при этом всё, и тебе настолько тяжело, что кажется, ты больше просто не почувствуешь себя, своего тела, своей души... Просто умрешь... Это страшно...

- Я испугалась за тебя, - Лена притронулась к её плечу, - может, всё-таки я тебя до кровати доведу?

- Я сама, - ответила Оксана, медленно поднимаясь на ноги, - просто тошнит сильно... Но ты не беспокойся, меня не вырвет, - она, наконец, добралась до постели, - я бы очень хотела, чтобы меня сейчас вывернуло наизнанку, и я перестала бы себя так погано чувствовать... Но этого не будет, я знаю. Не впервой всё-таки...

Лена взяла с пола Оксанин телефон и посмотрела на экран:

- Что это за адрес?

- Не знаешь, далеко ли это?

- А что там?

- Он... Не боишься со мной идти?

- Нет, - решительно ответила Кулемина, - не боюсь... Я искренне верю в то, что тебе станет легче.

- Было бы неплохо...

Глава 40

Пробуждение редко бывает сладким, как бы тебя не будили… Мало что заменит то необъяснимое тепло, окутывающее с особой нежностью, которое дарит тебе здоровый и полноценный сон… Это ни чем не заменимый кайф, доза которого необходима мозгу ежедневно, как глоток воздуха через каждые несколько секунд…

- Лена… Леночка… - очень нежно касаясь щёк девушки своими губами, Виктор пытался разбудить девушку, но та, в ответ на все ласки, лишь поморщила нос и почесала его ладошкой. - Просыпайся, давай…

- Мммм… ну, зачем?.. – Ленка нехотя открыла глаза. - Я же спала… - и вновь закрыла глаза.

- Ленка, совесть хоть имей, второй час уже. Режим себе не ломай, - Степнов напомнил ей, что она всё-таки, как ни как, спортсменка.

- Знаете, Виктор Михалыч, - протянула Ленка охрипшим голосом, отворачиваясь от оконного света, слепящего в глаза, - идите Вы со своим режимом…

- Кулёёёмина, что я слышу?! - сев рядом с девушкой, Виктор наклонился над ней, убирая с её лица пряди светлых волос. Потянув за воротник белого халата, который был просто накинут на широкие плечи мужчины, Ленка спряталась под лёгкой тканью, отгораживая себя и Степнова от назойливых лучей яркого солнца, часть которых теперь осталась за пределами больничного халата…

- Поспи со мной, - попросила его всё ещё сонная Лена.

- Ага, и как ты себе это представляешь? Завалюсь тут с тобой на послеобеденный сон прямо в палате? – усмехаясь, предположил Степнов.


6864125740382527.html
6864150874648875.html
    PR.RU™